logo
Журнал о современном искусстве18+


ещз100ашт

15 февраля завершилось читательское голосование на нашем сайте за лучшую выставку прошедшего года. В пятерку лидеров вошли персональная выставка «Проявление» Владимира Потапова, ретроспектива Эрика Булатова «Живу – Вижу», живописная серия «Внутреннее Дегунино» Павла Отдельнова, а также коллективные проекты «Реконструкция 2» и двухчастный «Сигнал». Полный рейтинг можно посмотреть ниже. Поздравляем победителей и благодарим тех, кто проявил интерес и проголосовал.

На такой неоднозначный шаг, как составление рейтинга, редакция решилась ради эксперимента, результат которого в определенной мере нас удивил. По этому поводу мы решили спросить коллег – художников и кураторов – о том, что они думают об этой затее. В качестве наводящих вопросов были заданы следующие:

1) Что вы думаете по поводу результатов голосования?
2) Есть ли закономерность в том, что первые три проекта – это живопись?
3) Какие три проекта прошедшего года вы бы выделили сами как наиболее значимые и почему?

Напомним о механизме голосования: Читательское голосование было проведено среди ста выставок, прошедших в прошлом году в Москве и Петербурге (поскольку aroundart.ru пока не освещает региональную художественную сцену в должной степени), в которых приняли участие современные российские художники. Лонг-лист был составлен на основе анонимного голосования авторского коллектива сайта. 

shuripa-smСтас Шурипа, художник, куратор, преподаватель Института проблем современного искусства

То, что общественный вкус нашего времени консервативен, – не новость. Удивляет именно монотонность, степень самоограничения, а может и самоотверженности, благодаря которой реалистическая школа XIX века возвращает себе власть над сердцами. Это интересное явление наших дней, и говорит оно о многом. Например, о неузнавании: Эрик Булатов, крупнейший представитель критического искусства, мыслитель и авангардист, но судя по контексту, востребован он не совсем за это. Как в проекте Комара и Меламида, выбор являет скорее образ публики, как будто мечтающей о новом Шишкине, который наконец, смешает в оптимальной для массового восприятия пропорции цифровую браваду, лирику и традиционализм.

Обращение к традиции, эта единственная общая черта трех художников, происходит с противоположных позиций. Но если Булатов сражается с ней как Геракл с Лернейской гидрой, то молодые живописцы завороженно наблюдают как отрастают ее головы. Классики деконструируют идеологию, а новое поколение ее реконструирует, это в наши дни происходит не только в искусстве. Традиционализм это производство традиции в ответ на вызовы времени. Он тоже принадлежит современности, но боится ее непостоянства, случайности, открытости будущему. Привычное и традиционное действуют как оберег, успокаивает, позволяя отвлечься от сложности, мозаичности, изменчивости, переполняющих современную жизнь. Так, в ситуации почти что гегемонии, единого ретроградного порыва «низов» и «верхов», картина начинает играть роль защитного орнамента.

kikodze-smЕвгения Кикодзе, куратор

У меня сложные впечатления от результатов голосования, мне кажется, они совсем не поддаются каком-то анализу, не алгоритмизируются, несмотря на то, что первые три проекта действительно живопись. Почему, например, выставка Гранильщикова обогнала выставку Пригова? И по какому критерию их сравнивать? Видно, что в Москве нет самого главного – стержня, на котором держатся такие рейтинги – банального «общественного мнения». А это мнение должно формироваться в независимом художественном сообществе, которого у нас тоже, к сожалению, нет, если проводить параллели с советским временем. Помните «воинские звания русских художников» у Пригова? Там ведь не было сомнений, кто есть кто. Была лишь легкая ирония над «генералиссимусом» Кабаковым. Я бы выделила другие проекты: Манифеста, Пригов и Братков.

zhilyaev-smАрсений Жиляев, художник

1) Мне кажется, что он-лайн голосования и рейтинги – это что-то вроде желтой прессы для мира искусства. Мир искусства – это прежде всего визуальный мир. Возможно, значение концептуального аспекта в нем переоценивается. А визуальность, как правило, предполагает нарциссизм, а значит, зависть, переходящую в агрессию и жестокость по отношению к коллегам. Удивительно, как разумные люди порой теряют контроль при виде рейтингового голосования. Я думаю, что надо быть проще или даже выше этого. У нас у всех есть страсти. Но пусть они выражаются в творческой форме, в форме произведений современного искусства.

2) Живопись уже лет десять как празднует в мире свое триумфальное возвращение. Возможно, этот факт стал очевиден и нашему сообществу. Потом всё же мы имеем в качестве победителя довольно сложную выставку. Володя Потапов – больше, чем просто живописец. Он, если хотите, концептуальный живописец и даже в некотором смысле перфомансист. Кроме того, он возвращает в искусство трагедию, возвращает историю. Я бы концентрировался, прежде всего, на этих аспектах. Хотя он был главным протагонистом и популяризатором живописного медиума в последние годы. В этом смысле в целом результаты голосования по живописным проектам – во многом его личное достижение.

3) Мне сложно быть объективным, я сейчас гораздо меньше слежу за московской сценой. Я бы выделил в целом деятельность самоорганизованных площадок на Электрозаводе, пожалуй, единственном месте, где можно периодически видеть меня не открытиях. Если кураторская мастерская «Треугольник» или «КИК», как мы называем её в профессиональном кругу, делает первые шаги (хотя уже не могу не отметить выставку Пита Белкина под кураторством Кати Шуйковой и выставку Насти Рябовой под кураторством Маши Степкиной), и площадка «Красная площадь» (red square gallery) только открылась, то галерея «Электрозавод» уже стала важным местом притяжения для Москвы и России. Ребята делают очень важное дело – возвращают веру в возможность осмысленного диалога на территории искусства и, если хотите, дружбы как необходимого условия творческого акта. А значит, за их искусством будущее.

Не могу не отметить музейного дебюта Валентина Дьяконова с выставкой «Детектив». Уверен, что в его лице мы обрели очень талантливого эксперименального куратора. В случае «Детектива» мы имеем интересный пример переосмысления выставочного медиума как такового, что, к сожалению, редкость для России. И наконец отдам дань нарциссической природе нашей деятельности и расскажу об еще одном проекте, который я делал как куратор вместе с, надеюсь, двумя восходящими звездами – куратором Марией Степкиной и опять же молодым живописцем Кириллом Гаршиным в РОСИЗО. Выставка Кирилла «Внутри грудной клетки», несмотря на то, что до нее почти никто не добрался, кроме редакции aroundart.ru и узкого круга друзей и коллег, поддерживающих воронежскую сцену, стала для меня важным личным открытием.

sarkisian-smОксана Саркисян, куратор

Мне в данном случае интересными кажутся мотивации организаторов этого странного эксперимента. Собрать в один список 100 выставок – уже непростое дело и нелегкий труд. Вспомнить все, все что за год ударной работы редакции было переработано в статьи, анонсы, интервью и другие формы массмедиальной продукции. Для одного человека это непосильный труд (даже посетить все эти выставки не будучи маньяком или не вкалывая фрилансером на трех работах), на мой взгляд, невозможно. Но как коллективных труд редакции – эта работа вероятно объединят и повышает корпоративный дух. И еще большая экзальтация коллективного – это подключение ваших читателей к процессу, которые тоже в радостью вспомнили все – все выставки, на которых они за год побывали. Поэтому меня не удивляет, что в начале списка – большие музейные выставки, о которых много писали и говорили в СМИ, и посещаемость этих выставок, как вы понимаете, больше галерейных. Потом в списке попадаются выставки Манифесты – тоже особый статус, пред «модное мероприятие». Поэтому в целом возможно ваш эксперимент отразил более сложные механизмы индустрии искусства чем просто «популярность живописи». Я в данном случае не могу предложить свою версию «самых главных» выставок года, поскольку для меня их посещение – процесс сугубо личный, который зависит от моих дружеских связей, настроения, личных предпочтений, так что он вряд ли может быть вам полезен.

vilensky-smДмитрий Виленский, художник, участник платформы «Что делать?», сооснователь и преподаватель Школы вовлеченного искусства

1) Я думаю, что это «просто профанация».
2) Нет, потому что это профанация.
3) К сожалению, большинство проектов не видел, поэтому ничего сказать не могу.

 

obukhova-smСаша Обухова, куратор, руководитель Архива современного искусства МСИ «Гараж»

Ничего особенно важного сказать не могу, кроме, пожалуй, того, что нелепо сопоставлять персональные проекты и масштабные, групповые. Работы одного художника «проглатываются» легче, чем сложный многосоставной проект. И еще – картинка всегда будет побеждать идею о картинке. Так что живопись forever.

 

 

Результаты читательского голосования

 

You need to log in to vote

The blog owner requires users to be logged in to be able to vote for this post.

Alternatively, if you do not have an account yet you can create one here.